САН-МАРИНО - 2 евро 2018 года "420 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ДЖОВАННИ ЛОРЕНЦО БЕРНИНИ"

Дата выпуска: 20.09.2018

Металл: Биметалл: никелево-латунная вставка в медно-никелевом кольце

Тираж: 60 500 шт. (UNC - 0 шт.; BU - 60 500 шт.; PROOF - 0 шт.)

Диаметр: 25,75 мм

Вес: 8,5 гр

Толщина: 2,2 мм

Гурт: 2 ★ 2 ★ 2 ★ 2 ★ 2 ★ 2 ★

Соотношение аверс/реверс: Медальное (0°)

Монетный двор: Государственный полиграфический институт и монетный двор Италии (Рим)

№ по каталогу Краузе: KM# -

Примечание: На фото образец

Количество:

+ -

Описание товара:

САН-МАРИНО

2 евро 2018 года

"420 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ДЖОВАННИ ЛОРЕНЦО БЕРНИНИ"

Аверс: На внутреннем диске в центре изображён бюст Констанции Буонарелли (возлюбленная скульптора); слева от которого в две строки расположены юбилейные даты: "1518 (год рождения Бернини) / 2018 (год выпуска монеты)", а справа - знак Римского монетного двора "R". Слева по краю внутреннего диска выгравировано название страны-эмитента: "SAN MARINO", а справа - фамилия архитектора "BERNINI". Справа под изображением бюста находится знак автора монетного проекта: "А.М.".  По кругу внешнего кольца расположены 12 звёзд Евросоюза.

Реверс: В центре справа расположена карта Европы с горизонтальной надписью «EURO». Карта Европы изображена поверх шести вертикальных линий, символизирующих стабильность; на концах этих линий имеются звёзды (всего 12 звёзд - по одной на каждый конец линии, символизирующих 12 стран-основательниц еврозоны). В левой части изображено числовое обозначение номинала - 2. Знак дизайнера Люка Люикса (Luc Luycx) - две перекрещивающиеся буквы L (LL), напоминающие цифру 4, расположены справа по центру под буквой "О" слова EURO).

Художник: Annalisa Masini (обозначение - А.М.)



Джованни Лоренцо Бернини (Джан Лоренцо Бернини; итал. Giovanni Lorenzo Bernini; 7 декабря 1598, Неаполь — 28 ноября 1680, Рим) — итальянский архитектор и скульптор. 

Являлся видным архитектором и ведущим скульптором своего времени, считается создателем стиля барокко в скульптуре. Как отмечалось, «Чем Шекспир является для драматургии, тем Бернини стал для скульптуры: первый пан-европейский скульптор, чье имя мгновенно отождествляется с определённой манерой и видением, и чьё влияние было непомерно сильно…». Кроме того, он был художником (в основном, небольшие работы маслом) и человеком театра: он писал, ставил пьесы и играл в них (по большей части, сатирические, для карнавалов) и даже проектировал декорации и театральные машины. Также он уделял время созданию декоративных предметов, таких как лампы, столы, зеркала, и даже кареты. Как архитектор и градостроитель он проектировал церкви, капеллы и светские здания, а также разрабатывал крупные объекты, сочетающие в себе архитектуру и скульптуру, такие как публичные фонтаны и надгробные памятники. Известен он и целой серией временных сооружений (из лепнины и дерева), возведённых для похорон и карнавалов.

Бернини обладал способностью не только изобразить драматическое повествование с персонажами, испытывающими сильные переживания, но и организовать масштабные скульптурные проекты, передающие неподдельное величие. Его мастерство в обработке мрамора затмило других скульпторов его поколения, в том числе его соперников, Франсуа Дюкенуа и Алессандро Альгарди, и сделало его достойным преемником Микеланджело. Его талант простирался далеко за пределы скульптуры, он проявлял внимание к окружению, в котором окажется его работа, его умение объединить скульптуру, живопись и архитектуру в единое концептуальное и визуальное целое историк искусства Ирвинг Левин назвал «единством изобразительных искусств». Кроме того, будучи глубоко верующим человеком и работая в Риме периода Контрреформации, Бернини применял свет как театральный и метафорический инструмент в своих религиозных сооружениях, часто используя скрытые источники света, которые могли бы усилить эффект богослужений или повысить драматизм скульптурного повествования.

Бернини и его современники, архитектор Франческо Борромини и художник и архитектор Пьетро да Кортона, сыграли ведущую роль в возникновении римской архитектуры барокко. В начале своей деятельности они вместе работали над Палаццо Барберини, в начале под руководством Карло Мадерно, а после его смерти, под руководством Бернини. Однако, в дальнейшем между ними разгорелась конкуренция за подряды, которая переросла в откровенную вражду, особенно между Бернини и Борромини. Несмотря на, возможно, бо́льшую архитектурную изобретательность Борромини и Кортоны, художественное превосходство Бернини, особенно в период правления пап Урбана VIII (1623-44) и Александра VII (1655-65), означало, что он забирал самые важные подряды в Риме, крупные проекты по украшению собора Св. Петра, законченного при папе Павле V, и, после добавления Мадерно нефа и фасада, наконец освященного папой Урбаном VIII, завершившим полтора века проектирования и строительства. Проект площади Святого Петра перед собором работы Бернини стал одним из его самых успешных и новаторских проектов. Внутри собора авторству Бернини принадлежат Балдахин Святого Петра (бронзовый киворий над алтарем, поддерживаемый четырьмя колоннами), кафедра Святого Петра в апсиде, капелла Святого Причастия в правом нефе и украшения (пол, стены и арки) в новом нефе.

На протяжении своей долгой карьеры Бернини выполнял множество заказов и большинство из них было связано со Святым Престолом. В ранние годы он попал в поле зрения кардинала-племянника Шипионе Боргезе, и в 1621 году, в возрасте 23 лет, был посвящён в рыцари папой Григорием XV. При восшествии на престол папа Урбан VIII, как сообщается, заметил: «Это большая удача для вас, кавалер, что вы смогли узреть, как кардинала Маффео Барберини сделали папой. Однако нам повезло ещё больше, что мы имеем кавалера Бернини при своём понтификате.». Хотя при правлении Иннокентия X он не достиг больших успехов, в период правления Александра VII он восстановил своё художественное доминирование и при Клименте IX по-прежнему был в почёте.

Бернини и другие мастера оказались забыты в период неоклассической критики барокко. Только в конце XIX века искусствоведы в поисках понимания художественного произведения в культурном контексте, в котором оно было произведено, пришли к признанию достижений Бернини и восстановили его репутацию. Искусствовед Говард Хиббард заключил, что в XVII веке «не было скульптора или архитектора сравнимого с Бернини».